Учёба.ру WWW.UCHEBA.RU
 

Youthquake: старое слово для нового поколения

Каждый год Оксфордский словарь объявляет слово года. В 2017 году чаще, чем когда-либо, употреблялось слово из 1960-х — «youthquake», «молодежетрясение». Лингвисты зафиксировали у молодежи из разных стран «политическое пробуждение». Значит ли это, что дух 60-х, когда рассерженные молодые перевернули ход истории, возвращается?
Наталья Афанасьева
25 декабря 2017
Фото: Jesse Clockwork / Flickr / CC BY-SA 2.0

Оксфордский словарь объявил «youthquake» словом года и пояснил, что оно обозначает культурные, политические или социальные изменения, вызванные влиянием молодого поколения. Сам термин, который на русский язык дословно можно перевести как «молодежетрясение» (по аналогии с «earthquake» — «землетрясение»), был придуман еще в 1960-х годах. Он вошел в обиход благодаря редактору журнала Vogue Диане Вриланд, которая использовала это слово для описания неожиданных перемен в моде, музыке и социальных отношениях. Но те «рассерженные молодые» давно постарели, остепенились, а следующие поколения не сотрясали окружающую их действительность протестами, стараясь вместо этого как-то приспособиться к ней.

Прошло несколько десятков лет, подросли внуки тех самых студентов, которые выходили на улицы, протестуя против войны, социальной несправедливости, за свободу и мир. И вот лингвисты зафиксировали новую волну youthquake. Составители Оксфордского словаря утверждают, что оно было выбрано словом года, поскольку в 2017 его использовали в пять раз чаще по сравнению с 2016. Отныне термин постоянно в ходу и характеризует молодых людей, которые стоят за политическими переменами, — составители словаря трактуют новое старое слово «youthquake» как «политическое пробуждение».

вместо беспечной жизни с «себяшками» и танцами мы им оставляем мир, полный тревоги и опасности

О том, насколько слово года, которое выбирают составители Оксфордского словаря, отражает реальность, можно судить по предыдущим фаворитам. К примеру, главным словом 2013 года было выбрано «selfie», и это не просто новая мода, которая пришла и ушла, — это стало новым образом жизни. Кстати, конкурентом селфи в 2013 году был «тверк». Сравните: на слово, отражающее настроения уходящего года, кроме «политического пробуждения молодежи» претендовали: «antifa» — антифашистское движение, «broflake» — консерватор, оскорбляющий современные взгляды на жизнь, «kompromat» — компромат и «milkshake duck» — «молочно-коктейльная утка», идиома, описывающая человека, который в соцсетях поначалу кажется милым и симпатичным, но на поверку оказывается весьма неприятным типом. Спустя четыре года становится понятно, в каком счастливом и спокойном мире мы жили еще буквально несколько лет назад: фотографирование себя спорило с энергичным танцем. Те беззаботные времена, увы, остались в прошлом. Отсюда и «пробуждение».

Молодые люди, возможно, в силу своей чувствительности, гораздо лучше многоопытных взрослых понимают, что вместо беспечной жизни с «себяшками» и танцами мы им оставляем мир, полный тревоги и опасности. Войны в Сирии, Украине, Ираке, террористические атаки, которые стали едва ли не нормой, беженцы, бесконечные экономические потрясения, закрытие границ, проблемы кибербезопасности. На смену достаточно инертному, конформистскому поколению молодежи, которые взрослели в начале 90-х, приходит дерзкая, политически активная и своенравная смена. Очевидно, это процесс глобальный, раз такое слово стало популярным в английском языке. Но есть у тенденции и свои национальные особенности.

если бы у нас выбирали слово этого года, то это было бы «школота»

В странах Европы и в Америке, где студенты всегда политически и социально активны, сейчас, видимо, наблюдается усиление протестных настроений и их омоложение. А вот у нас совсем другое дело, для нашей новейшей истории youthquake — абсолютно новое явление, ставшее зримым и очевидным только в 2017 году, когда молодежь по всей России вышла на улицы. Если бы у нас выбирали слово этого года, то это было бы «школота». Так, сначала пренебрежительно, а потом едва ли не с почтением называли школьников, которые внезапно оказались едва ли не главной протестной силой.

Еще несколько лет назад на вопрос «кем ты мечтаешь стать?» большинство старшеклассников отвечали: «чиновником». Это пугало: не космонавтом, не учителем, не строить роботов и не лечить людей. Это стремление молодых людей сразу занять теплое, доходное и непыльное местечко обескураживало: когда люди с возрастом теряют юношеские идеалы, становится грустно, но когда идеалов и вовсе нет в юности, страшно. Наверное, тех, кто рос в 90-е, можно понять: в их детстве было столько перемен, что, возможно, все, о чем они мечтают, — это стабильность.

Но те, кто рос в 2000-х, совсем другие. Они росли в заботе, свободе и относительном экономическом благополучии. Но когда они доросли до более или менее сознательного возраста, оказалось, что все, что их ждет в будущем, — это дырка от бублика: образование становится все менее доступным, безработица растет, уровень коррупции невероятный, перспектив найти достойное применение своим талантам и знаниям на родине становится все меньше. Они, выросшие в мире практически без границ, говорящие на нескольких языках, видят, что мир закрывается, наша страна возвращается в состояние «холодной войны», когда вокруг одни враги. Но главное — то беспрецедентное давление, которое оказывается на детей в последние годы: broflakes, то есть «консерваторы, оскорбляющие современные взгляды на жизнь», пытаются взять под контроль все. Все эти законы о «защите детей от информации», запреты выставок и спектаклей, слежка в соцсетях, преследования за протестные акции. Но чем больше взрослые будут давить, тем сильнее будет youthquake, ничего не поделаешь, таков закон эволюции.

Ищете школу, вуз, колледж или курсы? Все учебные заведения — в каталоге «Учёба.ру»!
Наталья Афанасьева
25 декабря 2017

Обсуждение материала

Оставить комментарий

Cпецпроекты